Главная » Статьи » Статьи Барабаша » Здоровье

СУИЦИД
 
Суицид

Павел Барабаш (психолог)

Данная история из моей беглой консультационной практики может продемонстрировать, как могут неожиданно и эффективно работать якорные техники в НЛП. Я назвал свою практику беглой по ряду, как мне кажется, важных причин:  я не имел в то время своего кабинета для приема граждан. Сейчас провожу психотерапию  только в  тех редких случаях, когда клиент сам на меня выходит, можно сказать случайно или по рекомендации кого-нибудь из моих бывших клиентов.  Гонорар я беру достаточно большой с точки зрения обывателя, привыкший получать любую, чаще всего некачественную помощь на халяву, как было в эпоху недоразвитого социализма в СССР.  Поэтому клиентов у меня бывает мало, что меня вполне устраивает, так как у меня есть другие жизненные интересы. Но если приходится, то работать стараюсь быстро и под ключ, добиваясь результата. Эта моя абсолютная самоуверенность в успехе, основанная на убеждении, что любая проблема имеет решение, передается клиенту, что общему делу как бы и помогает. Клиенты остаются довольны, что их проблема решилась как бы сама собой и очень быстро.

Однако этот случай был особым. Мне позвонила не сама клиентr, а ее муж. Впрочем, клиентка была в таком положении, что и не могла о себе позаботиться должным образом, точнее она ничего уже не хотела, кроме как избавиться от этой жизни посредством самоубийства. Вот употребил глагол  «должна», что относится к классу модальных операторов, и улыбнулся. Конечно, ничего и никому она не должна была, это мои литературные излияния, попытка писать живым  языком, сделать данное повествование интересным и полезным.  Ее муж не согласный с таким решением из-за своей любви к ней обратился за помощью ко мне, сославшись на рекомендацию одного из моих клиентов.  Он объяснил, что Анна (это псевдоним моей будущей клиентки) не может сама позвонить, т.к. несколько дней назад она пыталась отравиться, ее спасли, и пребывает сейчас в депрессивном состоянии. Это уже 2-я попытка ее покончить счеты с жизнью. По специальности она филолог, знает два иностранных языка.

Мужчина был встревожен, в голосе была мольба, и я, проклиная свою слюнявую интеллигентность, легкомысленно согласился встретиться с Анной (23 года). Конечно  же, я проклинал себя, т.к. понятия не имел, как можно помочь человеку, который потерял интерес к жизни настолько, что выбирает смерть в качестве утешения.  Как можно работать с такого рода проблемами? И та наглость, с которой я берусь иногда за решение человеческих проблем, она опирается на некоторый опыт решения подобных случаев, на мой опыт, записанный в моей карте бессознательного. В данном случае все было иначе. Опыта не было. Да, я согласился, в душе надеясь, что клиентка не придет на встречу. В конце концов, я могу просто поговорить с ней, собрать информацию. Без гонорара, т.к. существенной помощи все равно не смогу оказать, хотя, шанс есть всегда. Она пришла ко мне на работу, которая к моей профессии консультанта не имела прямого отношения.  И сразу спросила, открывая свою сумочку, сколько она мне должна заплатить. Мне нравятся  такие клиенты, они готовы платить, им не надо говорить фразы типа «вам удобно оплатить сразу или вы собираетесь сделать это после сеанса консультирования?».  На работе все кабинеты были заняты, и я предложил клиентке пойти в кафе, выпить там по чашке кофе, где она расскажет о себе и своем самочувствии, а платой за консультацию будет стоимость кофе, которое я выпью. Клиентку это мое заявление обрадовало, поскольку она перестала терзать свою сумочку, когда спрашивала  меня о гонораре.

Мы зашли в небольшое кафе, в нем мы и расположились. В кафе было мало народу,  нам достался отдельный столик в углу. Что ж моя клиентка действительно была в состоянии, которое называют депрессивным. Я расспрашивал о том, что ее волнует, беспокоит. Нет, я ее не слушал, так как она прыгала с одного факта к другому, связывая их цепочкой из причинно-следственных связей, читала мысли своих знакомых, делала много упущений, так что через некоторое время я сам предпочел погрузиться транс, в котором искал подходы к решению непонятной для меня задачи. 

От такого мощного инструмента, как мета-модель языка, я отказался сразу, оберегая хрупкую доверительную коммуникацию с клиенткой. Во время рассказа иногда у нее появлялись слезы, и она вытирала их платочком. Я не перебивал, и только смотрел ей в лицо и задумчиво постукивал по столу ладонью левой руки.  «Что тут можно сделать? Эту окрошку мыслей мне все равно сейчас не распутать. Может самому заплатить за кофе и распрощаться?». И тут я посмотрел на свою руку и меня осенило!  «Эврика, я же якорю ее негативные воспоминания.  В этом что-то есть!  А если…?».  Помолчали какое-то время. Я стал опять постукивать, и глаза ее увлажнились. «Есть! Работает!» - пронеслось в голове. Я почувствовал запах удачи, только бы не спугнуть.  

Мы опять помолчали.  Я заказал себе еще одну чашку кофе. На этот раз я освободил правую руку и держал чашку с кофе в левой руке. Правую руку приготовил для дела. Я стал расспрашивать ее о любимой игрушке в детстве, о ее кукле. Как ее звали, какое платьице было у куклы и прочую дребедень… И когда клиентка ассоциировалась с воспоминанием, начинала светлеть, улыбаться, я начинал постукивать правой ладонью по столу. Школа, отдых на море,  любимые туфли,  удачный экзамен в институте… и каждый раз постукивал. Минут 20 я выпытывал позитивные факты, пока мое подсознание не шепнуло мне «остановись, достаточно». Проверил якорь - работает. 

Далее я выбрал момент, и, глядя ей в глаза расфокусированным взглядом, сначала стукнул левой рукой, и как только она поморщилась, стукнул правой, и еще, стала светлеть – левой, и т.д. а через несколько раз я стучал уже одновременно, наблюдая за ее лицом. Замешательство было явным. Мышцы на лице непроизвольно дергались, менялся цвет лица, так продолжалось более минуты, затем последовал глубокий вдох, выдох и она закрыла глаза. В районе горла и груди, насколько можно было видеть,  позволительно видеть другим, граница очерченная одеждой, кожа стала красной, как будто  чашка кофе была выплеснута ей на грудь. Закрытые веки немного шевелились, глазные яблоки совершали какие-то движения. Затем она открыла глаза, и выглядела сильно уставшей.  Она расплатилась за кофе (психотерапия должна быть платной, здесь я остался себе верным). Мы ничего не обсуждали, и  расстались.

В НЛП есть шутка, если не знаешь что делать, то применяй технику коллапс якорей. Как у врачей, они также выписываю аспирин или подобною ерунду, если не знают, как помочь. И помогает! Техника «Коллапс якорей» удивительно проста, но требует некоторого ритуала в исполнении, конгруэнтности от исполнителя, т. е понимания, что он делает в раппорте с клиентом. Суть техники сводится к тому, что мы сталкиваем два психологических состояния, - окрашенных в разные эмоциональные цвета, с разной энергией, - лбами, как двух баранов. Одно из состояний, негативное, которое возникает, когда клиент ассоциируется с актуальным для него опытом, с проблемой.  Другое состояние – позитивное, связанное с опытом, где много жизненных ресурсов,  таких как, радость, смех, расслабленность, уверенность, любовь, т.д.  Мы «якорим» каждое из состояний, т.е. создаем стимул, в одной из сенсорных систем восприятия (или нескольких) на каждое состояние. А затем предъявляем оба стимула одновременно, запуская два взаимоисключающих состояния. Что происходит, когда соединяют два электрода от аккумулятора?  Они искрят, аккумулятор разряжается.

Шаг 1. Ставим якорь на негативное состояние.

Шаг 2. Ставим якорь на позитивные ресурсы.

Шаг 3. Включаем оба якоря одновременно.

Мы расстались. Тот, факт, что она глубоко вздохнула, покраснение кожи – было прекрасным доказательством, что мы получили какой-то хороший результат. Насколько он хорош и устойчив? Надо ждать и проверять. Я позвонил ей через пару дней, потом через полгода. «У меня все хорошо. Спасибо» - отвечала она.  Она устроилась на работу по специальности. Голос живой, речь быстрая.



Источник: http://mynlp.ru/publ/suicid/10-1-0-181
Категория: Здоровье | Добавил: PB (02.10.2009) | Автор: Барабаш Павел Иванович E W
Просмотров: 2014